• Санкт-Петербург, Миллионная 21
  • Напишите нам: info@project812.ru

Все статьи

Неподражаемая Франция

Французский стиль сразу рождает в воображении романтичный Париж в сочетании с понятиями уместности и элегантности, таинственности выразительного взгляда и интригующего шлейфа хороших духов. Присущий Парижу шарм завораживает, словно полумрак гостиной старого дома, с высокими потолками и распахнутыми навстречу прохладе большими двустворчатыми окнами — тяжелый шелк штор колышется под порывами ветра, а изобилие старинной лепнины на потолке будто затаилось, прячась от первых лучей солнца. Здесь нет места ни малейшей безвкусице, которая может быть видна в нарочитой демонстративности собственного величия или слышна в наигранной эмоциональности в разговорах об искусстве.

Во Франции, по крайней мере, в благополучных столичных кругах, не принято быть презрительным, злобным, претенциозным или приветливо общаться на детской площадке ради того, чтобы выглядеть хорошим, — тут с удовольствием спорят о новой картине любимого режиссера, обсуждают недавно прошедшую очередную выставку полотен Гогена или цитаты неустаревающей Франсуазы Саган. 

 Тот стиль жизни, что главенствует в столице, тесно переплетен непосредственно с внешним окружением: с архитектурой зданий, хранящей в величии своих фасадов вехи прошлых веяний, с интерьерами старинных квартир центральных округов Парижа, где с достоинством и гармонией существуют вместе черты ушедших времен и акценты современности. Французский стиль был создан благодаря тщеславию Наполеона и его «имперскому» ампиру, с напыщенностью военной символики, изобилующей в узорах и размахом использования дорогостоящих материалов, вроде золота, мрамора, бронзы и редких пород дерева.

Людовик XIV, с торжественностью пышных балов и изобилием роскоши, во многом повлиял на рождение шика во французской культуре. Франция, после правления столь претенциозной личности, уверенно взяла на себя звание «основоположницы красоты». В этом стиле остались нотки причудливости светского и убегающего от нестабильной реальности с помощью красоты рококо, развившегося благодаря амбициозности пришедшего к власти после смерти Людовика XIV регента — герцога Филиппа Орлеанского.
 Парижские апартаменты, содержащие в своих стенах все каноны понятия «французская классика» — это дань запыленным течением времени, но все еще хорошо сохранившимся роскошному рококо, торжественному барокко, утонченному классицизму и высокомерному ампиру. В подобном помещении обязателен большой камин, от которого исходят тепло и уют, — его резные, густо украшенные вылепленными узорами поверхности выполнены с театральной вычурностью, но это выглядит уместной «изюминкой» посреди спокойствия стен, выкрашенных в мягкие, приглушенные серовато-охристые тона. Камину вторит высокий потолок, чье белоснежное великолепие лепнины и витиеватых членений говорит об изысканном вкусе хозяев дома. Ажурные формы изящного стула, как бы случайно оставленного около камина, подтверждают общую тягу к прекрасному — холодный блеск темной плотной кожи, туго обтягивающей сиденье и спинку, сдерживается резными, гибкими формами каркаса стула из добротного эбенового дерева.

Кресла и диваны не обязательно должны подстраиваться друг к другу одинаковым рисунком ткани: яркие, насыщенные цветы на обивке одного предмета прекрасно сочетаются с сумрачной, графитовой серостью ткани другого. 
 Величие огромных зеркал с эффектом бесконечности в тяжелых, потертых временем, позолоченных рамах отражает в своих пространствах открытые балконные створки, за которыми чернеет кованая чугунная ограда «французского» балкона, оттененная нежностью свежей зелени в больших цветочных горшках. 

Матовый, благородный блеск бронзы высоких подсвечников виднеется и на каминной плите, и на тяжеловесной столешнице богатого, чернильного оттенка. Высокий, тщательно отполированный шкаф из красного дерева на низких ножках, с увесистыми, громоздкими карнизами и испещренными узорами дверцами, внушительно занимает большую часть пространства около входной двери. На контрасте с ним сияет легкостью выбеленного досветла фисташкового оттенка витрина для посуды с остекленными до пола поверхностями, открывающими взору богатство доставшихся в наследство фарфоровых сервизов. Во всем сквозят ясность и примерность: каждый элемент внутреннего убранства находится на своем месте — он несет свою функцию, лишенный слабости специально демонстрировать лишь собственное великолепие. 

Классический французский стиль — это непременное присутствие истории, когда новенький ноутбук, небрежно брошенный на кровать, окружен приглушенностью «гобеленовых», сотканных узоров изящного бабушкиного покрывала, а бодрящая свежесть живых цветов успокоена хрустальной вазой с искрящейся в преломленных гранях водой. История просматривается в акцентах добротного шелка штор насыщенных оттенков или в драпировке стен спальни  —  везде гуляет дух ушедших дней, когда за окном слышался гулкий топот копыт от проезжающих конок, а зазывала из соседней булочной, держа под мышкой свежий багет и сунув руки в карманы широких коротких штанов, громко выкрикивал приветственные слова прохожим.